Image default
Объекты недвижимости

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Конечно, во многих недвижимых сегментах красота и стиль по-прежнему отходят на второй план в сравнении с деньгами и эффективностью помещения. И все-таки склады, дата-центры, технопарки и заводские корпуса могут быть эстетически привлекательными, становиться точкой общественного и туристического притяжения, повышать престиж района и стоимость недвижимости вокруг

Промышленные предприятия, чьи здания, построенные в эпоху демократического централизма, нагоняют архитектурную тоску, больше не хотят выглядеть как унылые, сугубо утилитарные «коробки». Поэтому, вспоминая практику прошлых веков, все чаще привлекают к работе над созданием новых и редевелопментом старых промышленных корпусов архитекторов с именем.

Однако, как уже отмечал BFM.ru, на рынке недвижимости есть объекты, которые принято считать даже более архитектурно равнодушными, чем заводы и фабрики, — это, например, склады. Проснулся ли интерес к архитектуре в складском сегменте? И надо ли складу быть не только удобно расположенным, грамотно построенным и высокотехнологичным, но и внешне привлекательным? Похоже, единого мнения среди игроков рынка нет.

Валерий Жуков, генеральный директор компании Instone Development

«Интерес к архитектуре и дизайну складских помещений значительно возрос среди девелоперов, покупателей и арендаторов. Эта тенденция даже не последних двух лет, все началось гораздо раньше, лет пять-шесть назад, когда высококлассные склады уже стали чем-то привычным и качество среды вышло за рамки конструктива самого объекта. Произошел сдвиг от строго утилитарного подхода к более сбалансированному сочетанию функциональности и эстетики. Этому способствовало несколько объективных факторов, среди них — желание компаний отражать корпоративный имидж и стиль через каждый аспект своей деятельности, стремление улучшить рабочую среду для сотрудников, а также эволюция складов и превращение их в фулфилменты — целые города, производственно-распределительные центры. Когда на складе стал в большом количестве работать квалифицированный персонал, появилась необходимость в качественном внешнем виде. В случае с ИП «Южные врата», например, достойная «внешность» — дань концепту ESG в части заботы о персонале: привлекательный аккуратный внешний вид объектов способствует улучшению рабочей среды, людям приятнее находиться в таком объекте, уютнее и комфортнее. Складские девелоперы активно сотрудничают, консультируются с архитекторами и дизайнерами, ставя перед ними задачи по оптимизации пространства, разработке устойчивых и энергоэффективных решений, интеграции современных технологий, а также созданию визуально привлекательных и поддерживающих бренд компании элементов. Это сотрудничество отражает растущее признание того, что даже складские помещения могут и должны сочетать в себе высокую функциональность и эстетическую привлекательность. С изменением роли складских помещений, которые все чаще выступают не только как места хранения, но и как офисные пространства, пункты выдачи товаров и даже места для съемок, важность архитектуры и дизайна только усиливается. Так что текущая тенденция в складском сегменте — не отказ от практичности в пользу эстетики, а поиск оптимального баланса между этими двумя аспектами, что в конечном итоге способствует созданию более комфортной и продуктивной рабочей среды, а также улучшает общественное восприятие и имидж компаний».

Станислав Ахмедзянов, управляющий партнер компании IBC Global

«У складов другая миссия, им не нужно быть красивыми, им нужно отвечать современным требованиям и стандартам, быть безопасными и эргономичными. При строительстве склада заказчика скорее интересует не фасад, а экономика помещения. Чаще всего роль архитектора при строительстве выполняют монтажники, которые собирают стеновые панели. Затраты на архитектурные изыски не маленькие, но профит от них минимальный. Арендаторы не готовы доплачивать за фасады, они платят за помещение, инфраструктуру и удобство. Красота и стиль отходят на второй план в сравнении с деньгами и эффективностью помещения. Однако вопрос представленности бренда все равно важен, для этого владельцы складских помещений разрабатывают и внедряют в помещениях элементы дизайна, соответствующие корпоративному стилю. Внешне помещение также стараются сделать узнаваемым, но делают это достаточно простым способом: оформляют склад и прилегающую территорию в фирменных цветах, ставят флаги с логотипом во входной группе, монтируют панели, наносят разметку и прочее. Я бы не стал связывать производительность труда на складах с архитектурой. Люди понимают, что работа на складе физическая, соответственно, туда идут за зарплатой, деньгами и минимальным уровнем комфорта. Архитектурные изыски и дизайнерские офисы могут повысить производительность сотрудников, занятых умственным трудом, но и это сейчас далеко не тренд. Люди научились работать в режиме хоум-офис, и это выгодно как работодателям, так и сотрудникам. Однако если заглянуть в прошлое, то еще недавно международные компании предъявляли гораздо больше требований — к энергоэффективности, зеленым технологиям, социальному окружению объекта, как результат — к архитектуре тоже. Сейчас все эти характеристики и показатели не являются приоритетными, более того, они перестали быть значимыми для нашего рынка складской недвижимости. Впоследствии и развитие направления архитектуры складской недвижимости переместилось на второй план, постепенно полностью застопорившись».

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Еще один класс технологичных, призванных выполнять определенную роль в рабочих процессах объектов, которым раньше до архитектуры не было никакого дела, — дата-центры. «Действительно, раньше внешнему виду не придавали значения, а архитектурные решения уходили на второй, а то и на пятый план. Ключевыми задачами являлись нахождение подходящей площадки для строительства или переоборудования под ЦОД и получение необходимой электроэнергии. Но по мере развития отрасли дата-центров операторы стали подходить к вопросу архитектуры и обустройству собственных площадок более тщательно, так как бизнес все-таки клиентский, хоть и в сегменте B2B», — говорит директор по связям с общественностью сети дата-центров 3data Дмитрий Преде. И вспоминает, что, например, сеть 3data одной из первых в стране начала делать дата-центры с премиальным уровнем сервиса, что, в частности, подразумевает внешне красивый ЦОД и стильное архитектурное офисное пространство с дизайнерскими рабочими зонами для клиентов.

Дмитрий Преде директор по связям с общественностью сети дата-центров 3data «Сейчас многие операторы ЦОД стали заморачиваться в хорошем смысле этого слова с внешним видом самого здания, чтобы оно сразу выглядело необычно и имело индивидуальный архитектурный почерк. Но как бы то ни было, любой оператор ЦОД выберет эффективность вместо красоты. У клиентов ровно такой же подход: главное, чтобы все работало четко и без перебоев, а красота на втором плане. Но при прочих равных это сильно тебя выделяет среди конкурентов, что мы и наблюдаем на собственном примере. У нас в команде есть архитекторы и дизайнеры, которые принимают активное участие в проектировании наших площадок, поэтому для нас эта практика не новая. Нам важно, чтобы айтишник, приезжающий в наш дата-центр поработать или установить свое оборудование, чувствовал себя комфортно. Важными задачами для наших дизайнеров и архитекторов являются проработка офисной и клиентской зон. Помимо прочего, мы активно облагораживаем территорию вокруг дата-центра, привлекая агрономов, флористов и ландшафтных дизайнеров: ведь клиенту должно быть красиво и комфортно не только за компьютером, но и в курилке или на парковке. Также практически во всех дата-центрах 3data есть коворкинги. Мы неоднократно наблюдали такую ситуацию, когда некоторые клиенты приезжали к нам и работали весь день, так как им у нас нравилось больше, чем в собственных офисах. Для нас это важно. А в целом, будь то клиент или собственный сотрудник, всем в равной степени должно быть приятно приходить на территорию того или иного объекта, у всех должны быть удобные и оборудованные рабочие места и зоны общего пользования, всем должно быть визуально комфортно. Показывая наши дата-центры клиентам или новым сотрудникам, хочется снова и снова воспроизводить «вау-эффект».

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Получается, что, так или иначе, в большей или меньшей степени, но бывшие архитектурно равнодушные постепенно перестают быть таковыми. И есть немало причин, благодаря которым тренд все-таки должен перерасти в тенденцию, считает руководитель архитектурного бюро T+T Architects Сергей Труханов.

— Говорят, что все новое — хорошо забытое старое; мода циклична, и рано или поздно мы, так или иначе, переосмысляем старый опыт. В XXI веке мало кто вспоминает о том, что многие десятилетия именно промышленная архитектура была законодателем градостроительных трендов, локомотивом эволюции технологий, и во многом именно она сформировала урбанистический ландшафт Европы. Примерно с последней трети прошлого столетия мировая экономика стала стремительно меняться, произошел бум цифровизации, бурный рост сферы услуг, финансового сектора, затмивших производство в списке модных профессий. Постепенно огромные цеховые типологии потеряли свою актуальность, стали избыточными, неуместными в рамках городского контекста. Все это привело к вытеснению производств на окраины, общему спаду интереса к индустриальной эстетике. И все-таки без передовой промышленности качественный рост экономики просто невозможен, особенно сейчас, когда наша страна вынуждена интенсивно перестраиваться и заново открывать целые отрасли производства. В сложившихся обстоятельствах интенсивная работа на данном направлении, подготовка и привлечение кадров становится стратегической задачей, а качественная архитектура может и должна стать одним из драйверов в этом вопросе. Более пристальное внимание к проектированию промышленных типологий связано с необходимостью повышения привлекательности профессий и изменением самой сути производств. Сегодня промышленность в мегаполисе — это компактные технопарки с уклоном в сторону передовых технологий, экологичности и высококвалифицированной деятельности. Если раньше любой завод или фабрика был своеобразным анклавом, отрезанным от городской ткани и инфраструктуры, то тот же технопарк априори должен быть органичной частью среды, обогащать ее. Именно для этого необходимо подключать данные территории к общей системе благоустройства, делать частично доступными для обычных людей, уделять большое внимание общественным функциям и, разумеется, эстетике. По подобному пути пошли в Скандинавии и Нидерландах, где многие научные и производственные кластеры — это еще и образовательные центры, музеи, места для отдыха. Так что мультиформатный потенциал таких площадок достаточно высок.

— Хорошо, но насколько часто архитекторы получают запросы со стороны сегментов, ранее вообще не интересовавшихся архитектурой? И как сформулированы их запросы?

— Как правило, промышленные предприятия приходят с запросом на концепцию всей территории. Есть определенные стандарты, продиктованные отраслью, которые мы не можем нарушать, например, расположение производственных блоков, внутренняя и внешняя логистика. Основная цель новых проектов — возрождение подхода к производству как к организации комплексной территории, а не простому нанизыванию фасадных оболочек под производственные цепочки. Задача архитекторов в данном контексте — создать концепт, который бы учитывал еще и человеческие запросы: расположение фронт-части, где можно проводить экскурсии и встречи, создание нескольких сценариев для экскурсий на производство, разведение потоков внутри, удобство контроля и, конечно, вопросы безопасности. Бэк-часть — это уже непосредственно все, что касается операционных и производственных функций: работа в цехах, проживание, питание, досуг. Любое предприятие насыщено огромным количеством функций: первичных, базовых (зависит от типа производства) и вторичных (КПП, медицинские пункты, лектории, питание, проживание, склады и так далее). Их необходимо правильно распределить по территории для безопасности и удобства всех участников процесса. Благоустройство — один из важнейших пунктов этой программы. Для крупных объектов необходимы и собственные парки, и прогулочные зоны, не нарушающие производственную логистику, и места для отдыха или даже открытых встреч (амфитеатры и лектории, концертные площадки). Значение архитектурной концепции не менее важно, чем чисто утилитарные аспекты. Не так сложно построить ангар или цех с заданными техническими параметрами, и он будет исправно выполнять свои прямые функции. Но если это будет единое органичное решение для всех зданий с интересными фасадами, зонированием, общественными пространствами и интуитивно понятной навигацией, то влияние на городскую среду выходит на качественно новый уровень. Такое место имеет все шансы стать точкой притяжения, поднять престиж района, стоимость недвижимости вокруг.

— Так что такое работа со складами, производственными объектами etc — в чистом виде архитектурное искусство или все же больше утилитарное ремесло?

— Сегодня все чаще наиболее грязные и тяжелые процессы на производствах и логистических комплексах выполняют машины. Управлять огромным по масштабам предприятием способен относительно небольшой коллектив, состоящий из специалистов с высокой квалификацией, таких как программисты и инженеры. Требования к интерьерам и архитектурному окружению у такого персонала практически те же, что и у сотрудников больших IT-компаний. Поэтому если мы говорим об административных корпусах, да и о пространстве того же технопарка в целом, то комфорт, эргономичность и эстетика сегодня здесь играют не меньшую роль чем в городском бизнес-центре. Кроме того, дизайн среды, предлагаемый работодателем, становится одним из основных HR-инструментов.

— Волжский трубный завод, приняв недавно решение о реновации одного из своих цехов, среди прочих поставил перед архитекторами задачу создать эффектную, яркую производственную площадку, привлекательную для промышленного туризма. А вы видите взаимосвязь между архитектурным обликом предприятия и его местом на промышленно-туристической карте страны?

— Один из самых показательных примеров соединения концептуальной архитектуры, производственной нагрузки и неожиданно креативной общественной функциональности — комплекс Amager Bakke в Копенгагене бюро BIG. Ресурсный комплекс действует сразу на нескольких уровнях полезной нагрузки, выступая в качестве мусороперерабатывающего завода, а также экологичной электростанции, работающей на отходах города. Передовые технологии делают данный проект одной из наиболее эффективных, безопасных и зеленых площадок такого рода во всем мире. Впрочем, это даже не самое интересное: в дополнение к чистой тепловой и электрической энергии горожане получили в свое распоряжение еще и невероятный туристско-рекреационный объект. На крыше комплекса сформирован извилистый склон, по которому проложены четыре горнолыжных спуска. Боковой фасад объекта превращен в профессиональный скалодром высотой почти 90 метров. Беговая дорожка и ресторан на кровле склона являются «вишенкой на торте» концепции полноценного кластера для спортивного туризма и отдыха. Пока еще редко, но и в нашей стране можно найти интересные сочетания современной промышленной архитектуры и дополнительного функционала. В их числе — обновленные корпуса Челябинского трубопрокатного завода. Проект, получивший название «Высота 239», прославился благодаря нестандартному оформлению пространства цехов металлургии. Внутри завода посетителя встречает живописный японский сад, лавровая аллея, кафе с интерьерами уровня хороших ресторанов и стенами из высокопрочного стекла в виде огромной трубной заготовки. Кроме того, на комплексе работает собственный учебный центр с современными лабораториями.

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Конечно, производственные типологии — это не только про металл, бетон и полимеры. Одним из столпов экономики России является аграрный сектор, и здесь также намечается своеобразная революция в проектировании недвижимости, наделении таких площадок дополнительными функциями, подчеркивает Сергей Труханов. «Одно из перспективных направлений — агротуризм, который пока не так популярен в России, как в тех же США или странах Европы. Для многих наших соотечественников фермерская работа ассоциируется не с экзотическим отдыхом, а скорее с обыденностью, хозяйственной деятельностью (исключение, пожалуй, составляют лишь жители Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов). Предпочтения в агротуризме отдаются чему-то нестандартному, интересному, недоступному для частного и индивидуального развития. Фаворитом здесь выступает этнотуризм и стремление приобщиться к культуре виноделия. Интерес к ней в России растет с каждым годом, а на территории южных регионов появляется все больше винодельческих хозяйств, которые не только занимаются выпуском продукции, но и принимают гостей, организуют различные тематические активности, интересные туры. Центры сосредоточения таких проектов — Краснодарский край, Крым и частично Волгоградская область», — делится мнением эксперт.

business fm в telegram

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Цены на кофе взлетели до максимума

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

«Мегамаркет» займет освободившиеся площади IKEA

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Задержан гендиректор букмекерской конторы «Мелбет»

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Киргизия приостановила работу с картами «Мир»

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Последствия сильного ветра в Москве

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Франция отправит войска на Украину? Комментарий Георгия Бовта

Среди проектов в Краснодарском крае собеседник BFM.ru особо выделяет «Виллу Аристов», а также «Поместье Голубицкое» с собственной гостиницей, специальными программами отдыха и соответствующей инфраструктурой. Также один из крупнейших проектов такого формата — центр винного туризма Winepark в Крыму, являющийся самостоятельным кластером энотуризма, специально спроектированным для таких целей.

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

Архитектура равнодушных, часть II: проектные решения, которые способны изменить мир внутри и снаружи

«Создание подобных комплексов, ландшафтные работы, интеграция архитектурных объемов в терруар — не только сложная техническая задача, но и настоящее искусство. Такие места с годами становятся только лучше, обзаводятся традициями, узнаваемыми чертами и достопримечательностями, поэтому их концепция формируется сразу в нескольких временных плоскостях. Например, в Winepark все технологические помещения и процессы встроены в дизайн-код объекта, что позволило создать атмосферу вовлечения в практическую энологию. Разрабатывая интерьерные решения для этого объекта, мы использовали натуральные материалы, такие как кортен-сталь, латунь и бетон. Как и коллекционное вино, они красиво стареют, и для раскрытия новых оттенков им нужна выдержка», — подводит черту Сергей Труханов.

Источник

Tochno [CPL] RU

Похожие записи

Названы популярные морские курорты России с самой дешевой арендой

mmaxm

«Авито Недвижимость»: загородное жилье в России за год подорожало почти на треть

mmaxm

Лидерами по объему слитых персональных сведений в 2023 году стали банки

mmaxm

Оставить комментарий