Image default
Объекты недвижимости

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Велнес-туризм, автотуризм, винный и яхтенный туризм — направления, активно набирающие популярность в нашей стране. Однако создание соответствующей инфраструктуры требует не только серьезных денег, но и специфических подходов

В 2024 году Минэкономразвития ждет роста инвестиций в туризм в рамках реализации нацпроекта «Туризм и индустрия гостеприимства» до 700 млрд рублей и даже больше. «Мы видим, что за последние три года объем инвестиций в туризм вырос в три раза. Вводятся новые гостиничные номера: в прошлом году темпы роста ввода в эксплуатацию номерного фонда составили 40%», — заявил на состоявшемся на Камчатке форуме устойчивого развития «Путешествуй!» замглавы министерства Дмитрий Вахруков. По его словам, потенциал роста турпоездок по стране в целом — 140 млн к 2030 году, при этом сохраняется дефицит мест размещения. Например, только на Дальнем Востоке, где за шесть лет турпоток планируется как минимум удвоить, необходимо построить 25 тысяч новых номеров.

Конечно, предоставление льготных кредитов в рамках правительственного постановления № 141 является одной из «опорных точек» создания и модернизации туристической инфраструктуры страны. Как неоднократно рассказывал BFM.ru, кредитные организации и государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ» выдают такие кредиты для реализации инвестиционных проектов, создания и развития туристских кластеров, способствующих развитию внутреннего и въездного туризма в целом, а государство из федерального бюджета предоставляет субсидии на возмещение недополученных ими доходов.

При соблюдении определенных параметров, в данный момент кредит сроком до 15 лет по ставке 3-5% можно получить под строительство или реконструкцию зданий для размещения гостиниц. Можно инвестировать кредитные средства в отели, расположенные в многофункциональных (офисных или торгово-развлекательных) комплексах. Важное добавление, появившееся в прошлом году: теперь можно вложить деньги в создание круглогодичных парков развлечений и аквапарков, а также в развитие инфраструктуры горнолыжных курортов.

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Отдыхающие на горнолыжном курорте «Большой Вудъявр» в Мурманской области. Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Однако в длинном списке сегментов внутреннего туризма есть и другие направления, не значащиеся в постановлении правительства отдельной строкой, но от этого не менее значимые. Некоторые из них пока не имеют своей собственной программы развития, для некоторых такие программы уже разработаны, хотя вопросы финансирования решены в них не полностью или не решены вовсе. Между тем игроки рынка, с которыми побеседовал BFM.ru, уверены: у этих направлений большое будущее, поэтому они заслуживают самого пристального внимания со стороны как государства, так и частных инвесторов и предпринимателей.

Wellness: долголетие — новая культура жизни

Согласно данным некоммерческой организации Global wellness institute (GWI), после пандемии во всем мире отмечается резкий рост рынка оздоровительных услуг: по оценкам Global Wellness Economic Monitor, с 2020 года мировая экономика здравоохранения выросла на 27%, дойдя до рекордной отметки 5,6 трлн долларов и, по прогнозам, к 2027 году достигнет показателя 8,5 трлн долларов.

Что касается России, то, по статистике GWI, в 2022 году наш рынок велнес-услуг оценивался в 71,4 млрд долларов. По данным проекта BusinessStat, на статистику которого ссылается идеолог и основатель курорта превентивной медицины «Первая линия» Мария Грудина, на тот же 2022 год в нашей стране насчитывалось 1743 санатория на 442 200 мест, однако только 28 из них (совокупно готовые принять около трех тысяч человек) обладали современной инфраструктурой.

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

При этом если в 2022 году российский оборот рынка санаторно-курортных услуг составлял 195,1 млрд рублей, то прогнозный показатель 2024 года — 221,7 млрд рублей, а к 2027 году планка должна подняться к отметке 254,1 млрд рублей (рост около 30%). В беседе с BFM.ru Мария Грудина предположила: одна из ключевых причин подобного роста — набирающий силу интерес к превентивной медицине, а именно такой подход и предлагают сейчас передовые российские курорты.

Мария Грудина: GWI, амбассадором которого я являюсь, по сути, только в прошлом году заговорил о превентивной медицине как о ключевом тренде, который приходит в велнес-индустрию. А мы в России почти шесть лет назад основали на этих принципах курорт «Первая линия». Так что с гордостью можем утверждать, что наша страна не просто следует за мировым рынком, но в определенном смысле драйвит его, задает направления его развития. У меня нет медицинского образования, я экономист, и раньше, когда я заявляла, что парадигма «заболел — лечим» устарела и наступает эра превенции, врачи считали меня едва ли не адептом эзотерических практик. Сейчас опыт, в том числе опыт нашего курорта, подтверждает, насколько правильнее смотреть не «в случившуюся болезнь» и даже не «в возможные предвестники будущей болезни», а «в период до них», используя, естественно, не какие-то истории про три лягушачьих лапки от любой хвори, а всю мощь доказательной медицины. Поэтому, когда велнес-сообщество настаивает на необходимости особого внимания к нашему направлению, на разработке отдельной государственной программы финансирования или как минимум льготного кредитования для реконструкции и строительства санаториев и курортов, мы, по сути, говорим об идеологии сохранения здоровья нации. Мы говорим о том, что нашими в том числе стараниями люди могут в 50 лет иметь биологический возраст 30. Это новая культура, и чем больше будет современных санаториев, тем быстрее долголетие станет новой нормой жизни.А где должны появляться такие санатории и велнес-курорты? Есть ли, с вашей точки зрения, регионы и конкретные места, наиболее для этого подходящие?Мария Грудина: Классически считается, что они должны располагаться в местах с теплым и мягким климатом, где-то у Черного или Каспийского моря, и что вообще локация имеет тут первоочередное значение. Но вот наш курорт находится в Зеленогорске, в Курортном районе Санкт-Петербурга, и исторически, еще с царских времен, это далеко не самое теплое место было точкой сосредоточения одних из лучших санаториев в стране — их здесь и сейчас около 40. Потому что здешний воздух целебен, он улучшает метаболизм и способствует оздоровлению организма (мы, кстати, активно используем этот доказанный медициной факт в своих программах). Так что, я думаю, создавать санатории надо не там, где тепло, а там, где это логично с учетом природных, технологических и человеческих ресурсов — а это могут быть и главные туристические регионы страны, от Калининграда до Дальнего Востока, и крупные города. Кстати, растущий сегмент, который, как мне кажется, в России должен прямо взлететь — это биохакинг-центры. Пока у нас нет категорийного аппарата, поэтому биохакингом называется все подряд — от похудения до купания в проруби. Но практика «Первой линии» позволила нам вывести более-менее точную формулу: биохакинг — это управление здоровьем, которое включает исследования организма, терапию, физическую активность, эстетику еды и сна и многое другое, что позволяет перевести понятие здоровье из области просто физического состояния в сферу ментального и социокультурного благополучия. Биохакинг-центры — городской формат, для их создания не нужны солидные земельные участки и масштабные деньги, как для велнес-курорта: например, осенью мы планируем открыть в Санкт-Петербурге, в составе одного из девелоперских проектов на Обводном канале, рядом с ТРК «Варшавский экспресс» наш биохакинг-центр — компактный, площадью 700 квадратных метров, и вложения в него составляют около 200 млн рублей. Очень рассчитываем, что инициатива будет поддержана, и по всей стране начнут появляться такие вот своего рода дома культуры нового отношения к себе и своему здоровью.

По мнению Марии Грудиной, особую роль биохакинг-центры могут сыграть в жизни городов-миллионников, где сегодня есть запросы, связанные с потребностью людей в физическом и ментальном оздоровлении. «Биохакинг-центр — он ведь в идеале еще и очень красивый, это пространство, призванное привлекать внимание. Когда-то такими пространствами стали рестораны, и теперь все люди хотят ходить в красиво оформленные, уютные заведения с хорошей кухней. Надеюсь, что биохакинг-центры тоже станут точками притяжения, где люди будут не только поправлять здоровье, но и с удовольствием проводить время», — подчеркивает эксперт.

Винный туризм: рынок с огромным потенциалом, о котором больше говорят, чем используют

В середине февраля правительственная комиссия по законодательной деятельности поддержала законопроект № 365108-8, направленный на развитие винного туризма и предусматривающий, в частности, формирование отечественных «винных дорог», продвижение идей автотуризма, развитие кемпингов и глэмпингов в России. Как напоминает в своем телеграм-канале сенатор Совета Федерации Андрей Яцкин, нынешний подъем российского виноградарства и виноделия в целом и интереса к винным турам в частности, безусловно, во многом связан с принятием в конце 2019 года ФЗ № 468. Исходя из того, что путешествие по российским виноградникам предусматривает не только отдых, но и приобщение к традиционному сельскому укладу, нынешний законопроект предлагает разрешить крестьянским и фермерским хозяйствам временно размещать туристов в гостевых домах, расположенных на землях сельхозназначения, поясняет сенатор. По его словам, рассмотрение Госдумой законодательных инициатив по винному и сельскому туризму должно состояться в весеннюю сессию 2024 года.

Еще в 2021 году президент страны Владимир Путин поручил принять меры по развитию винного туризма. В числе первоочередных задач — увеличение объемов продвижения отечественной продукции виноделия на внутреннем рынке, а также развитие винного туризма, экскурсионных маршрутов и сопутствующей инфраструктуры, отмечал тогда ТАСС. А BFM.ru приводил рассказ руководителя экспертной группы, президента Союза сомелье и экспертов России Артура Саркисяна о том, что винный туризм стал одним из направлений аудита крупнейших виноделен страны и создания винного рейтинга, призванного стать своеобразным навигатором для поклонников энотуров и просто ценителей хорошего вина.

«Винное жюри посетило 40 крупнейших виноделен в шести регионах страны, оценивая хозяйства более чем по 100 параметрам. Винный туризм — серьезная самостоятельная часть отрасли и очень важный инструмент ее развития. Мы видели большой интерес со стороны туристов к отечественному виноделию, рост спроса на дорогие винные туры и эксклюзивные дегустации. Отели при винодельнях уже летом были забронированы до октября. Думаю, к следующему сезону винно-туристическая инфраструктура значительно окрепнет», — делился подробностями эксперт.

«В апреле 2022 года в рамках онлайн-форума «Знай наше: лето 2022» состоялся День винного туризма. И здесь снова говорили о том, что винодельни могут стать ядром комплексного туристического предложения, которое включает посещение других гастрономических точек, что винные туры необходимо дополнять посещением других, природных и культурных объектов, что туристы с удовольствием приезжали бы на винодельни с ночевкой, да только отелей там мало и существующие потребности они не закрывают (например, в Краснодарском крае отели есть только при восьми винодельнях), что при грамотном подходе к делу можно решить даже такую сложную задачу, как туристическая загрузка виноделен в межсезонье, а стало быть, сохранение рабочих мест. Словом, правильных слов и хороших мыслей у виноделов много, еще бы реализовать это все…», — это отрывок из материала, опубликованного на BFM.ru в конце апреля позапрошлого года. Сегодня, в марте 2024 года мы снова констатируем: интерес к энотуризму в нашей стране растет, и то, что, по словам виноделов, 70% винных туристов приезжают к ним самостоятельно и только 30% — через туроператоров, этот интерес только подтверждает. Для более детальной оценки ситуации в конце прошлого года Россельхозбанк по предложению Business FM провел опрос, посвященный винному туризму и перспективам его развития. Вот некоторые из его результатов.

На вопрос «Хотели бы вы посетить одну или несколько российских виноделен?» 32% респондентов признались, что давно мечтают о таком путешествии, еще 32% подчеркнули, что пока нет, но планируют, а 22% сказали, что уже посетили одно или несколько винодельческих хозяйств. И только 14% заявили, что в винодельнях не были и не планируют. Кстати, любопытно: на последовавший вслед за этим вопрос, разбираетесь ли вы в сортах винограда, меньшая часть (34%) ответила да — в смысле отличит каберне-совиньон от пино-нуар, а большая (66%) — нет, в смысле люди считают себя новичками в мире вина.

Самым привлекательным с точки зрения энотуризма регионом участники опроса Россельхозбанка назвали Кубань (29%), которой совсем немного проиграл Крым (25%). Следом расположились долина реки Дон (Ростовская область, 18%), Нижняя Волга (Волгоградская область, 15%) и Дагестан (13%). А вот пятерку самых известных виноделен страны (в которых, скорее всего, и хотели бы первым делом побывать или уже побывали респонденты) составили «Массандра», «Золотая балка», «Абрау-Дюрсо», «Шато Тамань» и «Шато де Талю».

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Как рассказала BFM.ru генеральный директор «Шато де Талю» Елена Куркова, большинство винодельческих хозяйств на этапе проектирования закладывают возможность туристической составляющей. То есть понимают, что нужно не только строить завод, но и, согласно всем международным стандартам, привлекать на винодельню гостей. «Здесь история не только про дегустации, а больше про погружение в винную культуру, в многообразный мир виноделия, который особенно мало известен россиянам. В случае «Шато де Талю» мы видим, что ресторанно-дегустационный комплекс (и ресторан, и винотека) играют важную роль в продвижении продукта.

Елена Куркова генеральный директор «Шато де Талю» «Сегодня винодельческие хозяйства объединяются и создают целые маршруты (как, например, «Винные дороги Боспорского царства»), которые позволяют гостю посетить винодельни, изучить терруары, познакомиться с архитектурой и историей хозяйств. Также появляются единые билеты, которые дают право посетить ряд виноделен со скидкой. Государство действительно обратило свой взор на развитие винного туризма, появился соответствующий законопроект, предусматривающий формирование отечественных «винных дорог». Строительство отелей на территориях виноделен выведет нас на международный уровень, у хозяйств будет больше предложений для потребителей, это поспособствует более тесному контакту гостя с прекрасным миром эногастрономии, а также продвижению бренда «российское вино» и формированию лояльности потребителя к отечественной продукции. Возможный закон, разрешающий рекламу вина, также укрепит позиции бренда «российское вино» и расширит возможности винодельческих предприятий в своем позиционировании. Законопроект кратно увеличит интерес россиян к отрасли, а дополнительная стимуляция внутреннего туризма и популяризация возможностей региона скажется на росте числа гостей на винодельческих предприятиях, предположительно, вдвое. Все эти инициативы мы поддерживаем, активно комментируем, ждем принятия определенных решений».

В принципе, энотуризм — пусть и особая, но все-таки составная часть куда более широкого туристического направления под названием «сельский туризм», которое не так давно было закреплено в российском законодательстве. По мнению экспертов Россельхозбанка, в ближайшей перспективе такой вид туризма привлечет до 7 млн туристов в год, 60% из которых будут самостоятельно путешествовать по сельским территориям.

Как считает совладелец усадьбы семьи Кописки «Богдарня» Василий Кописки, сельский туризм — это действительно растущий рынок с огромным потенциалом. «Его движение вперед стимулирует в первую очередь развитие дорожного сообщения — платных дорог и транспортной логистики в целом. Также стоит отметить желание людей прикоснуться, приобщиться к сельскому образу жизни, природе и покою, сопутствующему сельской местности. Наши гости из крупных мегаполисов всегда особо отмечают тишину и размеренный образ жизни в нашей усадьбе: тут люди замедляются, «отключают» голову от повседневных забот», — рассказывает эксперт.

Но есть и факторы обратного действия. «Развитие сельского туризма тормозит, в частности, страхи людей, связанные с неуверенностью по поводу доступности и качества предоставляемых услуг. То есть существуют стереотипы, что сельский туризм далек от гостиничных стандартов. Но это не так, и мы тому подтверждение. А с точки зрения предпринимательства стоить отметить долгие сроки окупаемости, высокие ставки по кредитам. А ведь качественная инфраструктура, отвечающая современным запросам гостей, стоит недешево», — напоминает Василий Кописки.

Василий Кописки совладелец усадьбы семьи Кописки «Богдарня» «Говоря об экономике проектов в сфере сельского туризма, среди самых финансово емких, ресурсозатратных, трудных в исполнении, словом, самых проблемных со всех точек зрения составляющих я бы первым делом назвал критическую нехватку квалифицированных кадров, которая в ближайшее время будет только усугубляться. В сервисе, и тем более в гостеприимстве, кадры — наше все. Затем — долгие сроки окупаемости и высокие риски, связанные с факторами, не зависящими от предпринимателя: от погодных условий до настроений в обществе. Бизнес-единица, связанная с самыми высокими финансовыми рисками и с самой высокой себестоимостью, — ресторан. Здесь высокий фонд оплаты труда поваров и сотрудников, а также оборот продуктов, связанный с ярко выраженной сезонностью. Конечно, я согласен с теми, кто считает, что сельский туризм или хотя бы отдельные его направления стоит выделить особой строкой в списке определенных государством получателей льготных кредитов. Но, как мне кажется, название «льготный» не совсем корректно: просто государство должно быть заинтересовано в развитии внутреннего туризма и оказывать ему поддержку. Можно назвать много инструментов для этого: снижение ставок по кредиту, субсидии, помощь в продвижении направления путем освещения его в средствах массовой информации — список можно продолжать и продолжать».

Автотуризм: хорошие дороги — одновременно стимул и тормоз развития направления

Как сообщает «Коммерсантъ», Минэкономразвития по поручению главы государства разработало и направит в правительство концепцию развития автомобильного туризма до 2035 года. Документ предусматривает синхронизацию развития основных автотуристических маршрутов в стране с планами дорожников, а также предоставление бизнесу налоговых преференций, субсидий и других льгот в рамках создания инфраструктуры для автотуристов.

«Представители туриндустрии поддержали инициативу, назвав ключевым направлением развитие кемпингов. В Минэкономики, в свою очередь, говорят о необходимости резкого расширения рынка проката автодомов. Эксперты настаивают на необходимости выделить дороги к крупным туристическим объектам в отдельную категорию и содержать за счет федерального бюджета. Разработать концепцию развития автотуризма президент Владимир Путин поручил кабмину в мае 2023 года. Документ готов и в ближайшее время будет представлен в правительство, рассказал «Ъ» замглавы Минэкономики Дмитрий Вахруков», — пишет издание.

Сейчас, по словам эксперта, автотуризм развивается хаотично и фрагментарно. Есть отдельные программы по ремонту и строительству дорог, заправок, но они почти не привязаны к туристическим объектам. Придорожные отели строятся, как правило, в интересах водителей фур и в местах, где наибольший трафик. Задача концепции — синхронизировать все эти процессы.

По оценке Минэкономразвития и независимых экспертов, которую приводит «Коммерсантъ», ежегодно по российским дорогам передвигаются 22-23 млн автотуристов, а по оценкам Российского союза туриндустрии, потенциально их может быть почти вдвое больше — 42 млн человек. Согласно опросам ВЦИОМ, 39% россиян за последние пять лет совершали туристические поездки на авто. Развитие направления может приносить туристической отрасли дополнительно 250 млрд рублей в год — такие прогнозы в июне представил вице-премьер Дмитрий Чернышенко.

Перспективы почти головокружительные, однако, как подчеркивает эксперт Федерации рестораторов и отельеров России, управляющий партнер ZONT Hotel Group Александр Гендельсман, с автотуризмом история сложная. «Без хороших автомобильных дорог не будет автотуризма, это с одной стороны. А с другой, при наличии хороших дорог автотуризм будет снижаться, так как люди будут меньше останавливаться в городах на пути следования к конечной цели. Это уже будет не автотуризм, а один из способов перемещения», — поясняет свою позицию эксперт.

По его наблюдениям, сегодня автотуризм сильно развивается в большей части из-за геополитической ситуации и закрытых аэропортов на юге страны. «По сути, это вынужденное развитие, а не органическое. Как только откроются авиагавани, мы увидим спад путешествующих на автомобиле. Хотя дороги действительно становятся лучше, открываются новые платные магистрали, и для многих российских туристов путешествие на автомобиле, особенно с семьей, — отличный вариант сохранить бюджет и направить его на тот же отдых по прибытии», — считает Александр Гендельсман.

Александр Гендельсман эксперт Федерации рестораторов и отельеров России, управляющий партнер ZONT Hotel Group «Опять же, чем лучше дороги, тем дальше человек может по ним проехать, следовательно, один из видов средств размещений (мотель) становится менее актуальным, так как туристы предпочитают останавливаться в городских отелях, где можно совместить отдых с осмотром достопримечательностей. Например, по пути из Москвы в Сочи для остановки на ночь люди выбирают Воронеж или Ростов-на-Дону, через которые пролегает комфортная скоростная дорога. Но если все-таки говорить об экономике мотеля, то самое главное — правильно выбрать место. Для этого не просто нужно, а необходимо делать предварительный аудит, проводить маркетинговые исследования территорий. Если все сделано правильно и место действительно подходит для мотеля, то затраты окупаются и все будет работать как часы. А если место выбрано неудачное, то уже ничего не поможет. Сама же экономика и затраты на мотель понятны и просты: на рынке много модульных и быстровозводимых решений, не требующих каких-то колоссальных инвестиций. Я бы выделил только одну трудную в исполнении задачу — найти и удержать персонал. Формат мотеля подразумевает приличное удаление от населенного пункта, поэтому нужно заранее решить, откуда вы будете брать людей и как они будут добираться на работу».

В принципе, Александр Гендельсман называет мотель малым бизнесом, для которого мер поддержки и так достаточно. «Если неконтролируемо вводить новые послабления, мы увидим рост количества мотелей не из-за развития автотуризма или сети автомагистралей, а из-за желания получить дополнительные льготы и кредиты. Я бы рассматривал целевую поддержку мотелей со стороны государства в рамка проектирования и создания новых федеральных трасс, когда объективно расстояние между населенными пунктами достаточно большое, например, 1500 километров. В таких случаях на каждые 500 километров должен быть построен мотель, чтобы обеспечить водителям возможность отдыха при дальних поездках. Это все закладывается в проект строительства или реконструкции как обеспечивающая движение инфраструктура, наряду с заправками», — уверен эксперт.

Если же расширить тему мотелей до гостиничного бизнеса в целом, то стоит отметить нулевой НДС. «Это действительно эффективная мера поддержки, но, как мне кажется, ее период можно было бы увеличить. Средний период инвестиционной окупаемости отеля — не менее 10 лет, а нулевая ставка действует только первые пять лет. Второе, не менее важное, — льготные кредиты. Постановление правительства № 141 распространяется только на строительство и реновацию, я бы добавил приобретение объекта с обязательствами по реновации: в России много объектов, которые с удовольствием кто-то купил бы, реновировал и открыл гостиницу. Что же касается грантов, то это мало объективная история. Дайте бизнесу комфортный налоговый режим и ставку по кредиту, остальное бизнес сделает сам», — считает Александр Гендельсман.

Яхтенный туризм: о красивых замыслах и суровой реальности

Еще лет 10-15 назад принято было считать, что в России популярность яхтенного туризма примерно равна популярности горнолыжного туризма в Эфиопии. Однако сегодня какой масштабный прибрежный проект ни возьми, в нем непременно упоминается создание марин, по крайней мере — на уровне идеи. Причем речь идет не только о какой-нибудь «Новой Анапе» с ее 17-километровой морской береговой линией (здесь вроде как сам бог велел организовать сразу несколько стоянок для яхт со всей инфраструктурой), но и, например, о Казани, где должна появиться крупнейшая в России система речных марин.

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Казанский замысел — единственный пример столь амбициозного проекта в средней полосе России. С привлечением средств инвесторов в историческом ядре города планируется построить 17 крупных объектов речной инфраструктуры: 11 городских марин, городской яхт-клуб, несколько гостевых стоянок на реке Казанке (с поминутной оплатой швартовки). Предполагается, что городские марины будут сформированы из плавучих понтонов для судов от восьми метров до 12 метров, емкость таких плавучих пристаней будет составлять от пяти мест (с возможностью расширения) до 100 мест. Для зимнего хранения и технического обслуживания судов в проекте предусмотрено создание судостроительного кластера, там же возможно размещение производства лодок различного класса.

В ходе работ будет благоустроено 12,2 километра береговой полосы и создано 1450 современных швартовых мест. Реализация данной концепции сделает Казань поволжским центром водного туризма и вызовет рост этого турнаправления во всем регионе.

По данным инфоресурса «Все марины — яхтенные порты России», на который в разговоре с ТАСС ссылается глава группы компаний «Альянс марин девелопмент» Ольга Шебзухова, по состоянию на лето 2023 года в России на разных стадиях строительства, реконструкции и проектирования находились марины в Балаклаве и Геленджике, четыре пилотных проекта разработаны в районе Сочи, заявлены в стадии проектирования марины на Дальнем Востоке и на Байкале, и это еще не полный список. Однако, как подчеркнула в беседе с BFM.ru архитектор-градостроитель, руководитель архитектурного бюро Empate Марина Егорова, в сегменте яхтенного туризма благие намерения и красивые замыслы не всегда проходят испытание суровой реальностью.

Марина Егорова: Еще в 2019 году президент России Владимир Путин сказал о том, что нам нужно развивать водные виды спорта, в том числе яхтенный. А в 2021 году появилась «Концепция развития яхтенного туризма в Российской Федерации на период до 2030 года». Сегодня в российских планах — и строительство 21 марины на 10 тысяч яхт на побережье Черного и Азовского морей, и создание системы речных марин в Казани, и многое другое. Однако в деле обустройства и последующей работы марин существует целый ряд проблем — от невозможности приобрести яхту в лизинг, потому что отсутствует необходимая система страхования, до особенностей Водного кодекса, который запрещает строительство заправочных станций, потому что они могут нарушить экологический баланс; от дробности правил, которые в каждом регионе свои, до недостаточной господдержки предпринимателей. А вот, например, в Хорватии за 10 лет построили 40 марин, причем именно с существенной поддержкой правительства в рамках программы развития прибрежных территорий: 70% денег шли от государства, 30% — от бизнеса. Для наглядности подсчетов: марина на 260 причалов в городе Риека обошлась в 55 млн долларов. Поэтому, я думаю, нужна прямо отдельная госпрограмма, которая будет учитывать особенности строительства марин с их спецтехусловиями, инженерными объектами, принципами аренды и эксплуатации прибрежных зон и водного пространства и так далее.

Если я предприниматель и все-таки хочу построить марину, то…

Марина Егорова: Если мы говорим не только про спортивное, но и про бизнес-развитие, то по масштабу все должно стартовать с отметки «200 мест» — только тогда марина начинает как-то отбивать вложенные инвестиции и приносить хороший доход. В дополнение к местам должны появиться техническая инфраструктура (электроснабжение, водоснабжение, сервисно-ремонтный центр, медицинский центр и так далее) и досугово-развлекательные объекты (красивая благоустроенная набережная с гостиницами, ресторанами, конференц-центром для бизнеса и тому подобным). Вообще марина — это на две трети инфраструктура и только на треть, собственно, парковочные места. Вот тогда сюда сразу подтягивается сопутствующий девелопмент, в частности, жилой — ведь ценник на квадратный метр «с видом на марину» процентов на 30 выше. Как говорится, яхтсмены смотрят с воды на берег, девелоперы — с берега на воду.

А хватит ли у нас заинтересованного народа, чтобы все начиналось с отметки «200 мест»

Марина Егорова: Ну… В Великобритании, согласно экспертным оценкам, яхтингом так или иначе занимается около 20% населения, у нас — менее 1%. Статистика, конечно, дама лукавая, но по состоянию на 2021 год вовлеченных в яхтинг россиян насчитывалось около 15 тысяч человек. А могло бы быть на порядок больше — и спортсменов, и туристов. Только пусть даже очень хороших, но локальных, местечковых клубов вроде того, что существует на Пироговском водохранилище, для этого мало. Береговая линия России имеет протяженность около 40 тысяч километров, и нам нужны особые условия строительного кредитования, чтобы полноценные яхтенные кластеры появлялись и на Каспии, и на Дальнем Востоке, и на крупнейших реках и озерах страны. Причем тут я бы советовала первым делом обращать внимание не на реконструкцию старых объектов и не на существующие зоны, где набережная уже сформирована, окружающая застройка довольно плотная, и вдруг все решают, что в нее надо «врезать» еще и марину. Нет, лучше создавать яхтенные кластеры с нуля — тогда можно грамотно разместить на них объекты инфраструктуры и сделать территорию привлекательной для последующего девелопмента.

Конечно, в дополнение нам нужно развивать верфи по строительству российских яхт и хаусботов, отмечает эксперт. «Важный аспект — создание сети марин с возможностью проводить маршрутные гонки и просто путешествовать из одного города в другой, что сразу же скажется на масштабах яхтенного туризма. И еще нам очень надо развивать детский парусный спорт, потому что именно эти дети в будущем станут владельцами и клиентами яхтенного бизнеса», — подводит черту Марина Егорова.

business fm в telegram

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

РЖД показали дизайн нового поезда Москва — Санкт-Петербург

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Microsoft закроет доступ к облачным сервисам для компаний из РФ

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Макрон примеряет роль «военного лидера Европы». Комментарий Георгия Бовта

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Евро на Мосбирже дороже 101 рубля

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Инциденты на выборах президента РФ

Инфраструктура для туризма: кому нужны отдельные программы развития и принципы финансирования?

Владимир Путин высказался о ряде преступных акций на выборах

Что же касается «последующего девелопмента», то марины, кажется, являются для него настолько мощным магнитом, что об этом мы чуть позже поговорим отдельно и более подробно.

Источник

Похожие записи

Для создателей голливудских фильмов построят офисную башню с живыми растениями

mmaxm

Строительство частных домов: потребности и возможности

mmaxm

Архитектурный вопрос, часть I: зачем девелоперам собственные проектные бюро?

mmaxm

Оставить комментарий