Image default
Объекты недвижимости

Креативно-деловые кластеры, часть II: мир, в котором творчество и бизнес растут вместе

Правда ли, что креативно-деловые пространства нужны абсолютно всем — творческой молодежи и работающим в какой-то уникальной нише арендаторам сегмента МСП, стартапам и отдельным проектным командам крупных компаний, местным жителям и городу в целом?

В рамках подготовки этого цикла материалов BFM.ru побеседовал с представителями компаний, имеющих собственный девелоперский, консультационный, организационный опыт работы с креативно-деловыми пространствами (КДП). И беседы эти убеждают: да — как «отдельно стоящие» креативные кластеры, так и вшитые в масштабный проект мультиформатные пространства с культурной составляющей нужны практически всем. В рассуждениях о необходимости вторых руководитель проекта Luzhniki collection инвестиционной группы «Абсолют» Анатолий Потапов ставит особый акцент на понятии «человекоцентричность».

Анатолий Потапов руководитель проекта Luzhniki collection инвестиционной группы «Абсолют» «Мы наблюдаем, как формируются новые требования к качеству среды проживания, и в ответ происходит трансформация девелоперских продуктов и городских пространств. Один из ярко обозначившихся трендов, который затронул многие мегаполисы мира и Москву в том числе — социальный запрос на человекоцентричность, когда городское пространство рождается с учетом и вокруг интересов современного человека, для которого самый ценный ресурс — время. Он меньше хочет тратить его впустую, а больше — на себя, свои интересы и развитие, отсюда естественный запрос на мультиформатность, когда в рамках одного городского кластера, то есть в радиусе 15 пешеходных минут, можно жить, получать образование, работать, поддерживать свое долголетие через ЗОЖ и занятия спортом, проводить культурный досуг, обеспечивать комплексное развитие детям. И еще: любая территория жива и развивается до тех пор, пока у нее есть хозяин. Без человека территория умирает. В случае с многоформатными кластерами происходит то же самое, поэтому так важно включать в их состав жилое пространство, резиденты которого будут носителями основных ценностей кластера».

«Главное стремление любого застройщика — заинтересовать клиента. Наличие мощных культурных точек притяжения всегда повышает премиальность локации. Мы видим, насколько престижным считается жить возле Третьяковской галереи, МГУ, разного рода знаменитых театров. И не только жить: ценность коммерческих помещений вокруг значимо повышается, потому что генерируется дополнительный внешний людской трафик. Таким образом, девелоперы удовлетворяют потребности двух аудиторий — будущих жителей и собственников или арендаторов коммерческой недвижимости. При этом, например в «Зиларте» объекты общественного пользования проектируются так, чтобы быть максимально удобными вообще всем. Поэтому музейно-выставочный центр «Коллекция», запланированный концертный зал, парк «Тюфелева роща», набережная Марка Шагала располагаются в небольшом отдалении от жилых домов», — объясняют свою позицию создателей культурно-образовательной среды в «Группе ЛСР».

Креативно-деловые кластеры, часть II: мир, в котором творчество и бизнес растут вместе

Ландшафтный парк «Тюфелева роща» в Даниловском районе столицы. Фото: Александр Авилов/АГН «Москва»

Что же касается первых, то есть самостоятельных креативных кластеров, то они очень нужны «не только как центры городской или районной культурной жизни, привлекающей толпы горожан и туристов, но и как оазис малого и среднего бизнеса, а еще как наглядный пример преобразования «заброшки» во что-то интересное, а нередко и прибыльное. Ведь часто креативные кластеры размещаются в лофт-пространствах бывших фабрик, в закрытых портовых доках и ангарах, а в Петербурге есть креативный кластер, состоящий из старых морских контейнеров, переоборудованных под кафе, офисы и магазины», — продолжает разговор директор департамента рекламы и маркетинга компании «ОМ Девелопмент» Роман Антоновский.

***

Полина Фиофилова, руководитель департамента коммерческой недвижимости компании KNRU (Санкт-Петербург)

«Креативные кластеры открываются на площадках, где был проведен редевелопмент. То есть раньше это были либо заброшенные объекты, либо промышленные предприятия. Это решает для города две задачи. Во-первых, выносится, например, промпредприятие. Во-вторых, в центре появляется более современный объект, при этом это не просто новый жилой дом, апарт-комплекс или еще один бизнес-центр, а объект, сохраняющий айдентику города».

***

Александр Кулешов, учредитель проектов креативный «кластер c52» и «пространство p5» (Ростов-на-Дону)

«Кластеры решают сразу несколько важных для города задач: создание рабочих мест, привлечение инвестиций, улучшение инфраструктуры, формирование сообществ. Кроме того, кластеры предоставляют площадку для обмена опытом, знаниями и идеями между различными участниками креативных индустрий, что помогает в создании сетей и укреплении сотрудничества. Кластер должен иметь достаточно пространств (от студий, мастерских и галерей до конференц-залов, ресторанов и кафе) для разноформатных видов деятельности. Ну и самое главное, в кластере должно быть «ядро». Чаще всего это якорный резидент, с которого начинается формулирование главной направленности и который является ориентиром для входа других резидентов. На практике креативные кластеры могут иметь четкий фокус (например, только на дизайнеров или IT) или же быть более универсальными и привлекать представителей разных творческих профессий, но все же с ориентиром на общую направленность объекта».

***

Вячеслав Шингалеев, управляющий партнер кластера «Искра» (Тула)

«Креативно-деловые кластеры — современный формат городской тусовки, точка притяжения людей — как местных, так и туристов, зона коллабораций между творчеством и предпринимательством. Становится хорошим тоном пускать в свои бары, опенспейсы, шоурумы ребят для создания индивидуального стиля. Тут работает принцип наращения — чем больше точек соприкосновения, тем насыщеннее становится площадка, появляются новые идеи для развития этой среды и бизнеса в ней, и, безусловно, стихийная «событийка» становится традицией. Кто-то уже является частью этого сообщества, а кто-то попадает совершенно случайно и получает крутые эмоции. Большинство кластеров оживили заброшенные территории, там, где было ничего, стало очень круто! Такой контраст вызывает здоровый интерес, каждый считает важным прийти и оценить результат, а может, и стать частью. Кластеры смогли показать альтернативную среду (не похожую на типичные офисы и «стеклянные» бизнес-центры). Можно сказать, что в какой-то степени кластеры воспитывают чувство стиля, помогают следить за актуальным в мире арта, выбирать каждому то, что близко ему. Ведь самоопределение в искусстве должно быть не только у художника, но и у его зрителя. И некогда «пустая» площадка начинает по-новому генерить поток людей и денег, так что если подытожить, в современном мире творчество и бизнес растут вместе, и успешные проекты, безусловно, становятся прибыльными финансово».

***

Петр Кудрявцев, основатель бюро Citymakers

«По собственному опыту с пространством бывшего завода «Кристалл» скажу, что с «городскими пустотами» можно работать с помощью не только капитальных, но и временных решений (тактическое благоустройство, разнообразная событийная программа). И можно таким образом оживить забытую и отчасти маргинальную территорию для совершенно разных групп пользователей: детей, молодежи, взрослых и пожилых. Даже временные активации отдельных участков позволяют дать импульс, хоть иногда и небольшой, для дальнейшей коммерческой и социальной эволюции места: появляются новые арендаторы, развиваются новые городские привычки и социокультурная программа места. Кроме того, появление таких территорий положительно влияет на развитие районной идентичности и рост «гордости за район» среди местных жителей. Но всегда существует опасность «заиграться» с привлечением новой публики, что может привести к конфликту между «местными» и «пришлыми». Чтобы этого не происходило, очень важна постоянная настройка процесса, который ни в коем случае нельзя пускать на самотек».

***

Мария Ляхова, руководитель коммерческой недвижимости ГК ПИК

«Сейчас в Москве формируется и более редкий вариант пространства — не креативно-деловое, а креативно-производственное, которое можно сделать мультиформатным, а можно и моноформатным, разместив там, например, кинокластер. Все мы помним времена, когда на месте производственных пространств открывались офисы и рестораны. Не знаю, есть ли в Москве дефицит офисов, но точно есть потребность в качественной площадке, на которой резиденты будут создавать что-то новое. Но даже этого недостаточно. Любому резиденту важны возможности нетворкинга: он (скажем, производитель сумок) будет творить не где-то обособленно, а рядом с производителем ткани или одежды. Познакомить их — значит дать возможность для коллабораций».

Описывая портрет потенциального арендатора такого кластера (и, конечно, имея в виду новый креативный кластер «Густав»), Мария Ляхова представляет себе девушку 28-35 лет — производителя одежды. «Ее производство уже выросло во что-то большее, чем пара швейных машинок. Ее клиенты хотят не только заказать платье через страницу в соцсети, но и приехать увидеть вживую всю коллекцию в шоуруме. Ей нужно место для раскрытия потенциала, а еще — общение с другими производителями на организованных мероприятиях и в неформальной обстановке после работы, в ресторане или фитнес-центре», — включает фантазию эксперт.

Вообще, как свидетельствует опыт кластера «Товарищество Рябовской мануфактуры» (комплекс, открывшийся в 2020 году на базе двух дореволюционных московских фабрик — «Товарищество Рябовской мануфактуры» и керамико-плиточный завод имени Власова), площади в таких местах привлекают отнюдь не только представителей креативного класса или производственников с богатым воображением и большими творческими планами. Среди арендаторов «Товарищества», например, есть креативные, рекламные и digital-агентства, а есть IT- и торговые компании, «Росатом» и проектный офис «Молодежь Москвы».

Креативно-деловые кластеры, часть II: мир, в котором творчество и бизнес растут вместе

Фото: «Товарищество Рябовской Мануфактуры»

Но ведь коллаборации, которыми так ценны креативные кластеры, рождаются не только внутри одной или смежных индустрий: порой, оказавшись объединенными временем и пространством, и непохожести притягиваются, делятся наблюдениями в «Товариществе». Лекции об архитектуре, которые проводятся в расположенном в историческом здании винном гастробаре, или банановый напиток с посыпкой в виде лапки, который совместно выпустили кофейня и груминг-студия — как вам?..

Конечно, в этом разговоре нельзя обойти вниманием позицию архитекторов. Собственно, какая перед ними-то стоит задача при создании креативных пространств? И какие архитектурные ошибки могут стоить такому пространству успеха? Об этом в следующий раз.

Источник

Похожие записи

«Яндекс» выяснил, где в центре Москвы самые низкие цены на аренду

mmaxm

Сколько «квадратов» можно купить в миллионниках на маткапитал в 2023

mmaxm

Nametkin Tower: от «зачем покупать» до «захочется ли продавать»

mmaxm

Оставить комментарий